Информационная

сеть
поддержки
межрегионального
делового
сотрудничества
 ММЦ "Смоленск" - СМОЛЕНСКИЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР 

Главная • 
MarketCenter • 
Полезные ссылки • 
English
Услуги
 • Маркетинговые и социологические исследования
 • Информационные кампании
Наши проекты
 • Маркетинговые и социологические исследования: Ключевые проекты
 • Информационные кампании
Публикации
 • Статьи
 • В помощь маркетологу
 • ММЦ "Смоленск" в СМИ
Система ММЦ
 • О Системе ММЦ
 • Региональные центры
 • Аналитические статьи
 • Реестр маркетинговых работ
 • Базы данных
 • Контакты
Сервисы
 • Виртуальные офисы
 • Визитные карточки
Новости ММЦ
 • 22.10.2013 00:15
Смоленский центр социологии и маркетинга «Новаленсо» в июле-августе 2013 г. провел исследования общественно-политической ситуации в Смоленской области.
 • 22.10.2013 00:14
Смоленский центр социологии и маркетинга «Новаленсо» провел очередное маркетинговое исследование рынка хлебобулочных изделий в г. Смоленске
 • 08.11.2011 23:13
Смоленская потребкооперация не сдает передовых позиций
 • 19.10.2011 23:22
Смоленская делегация примет участие в выставке «Безопасность и охрана труда-2011»
 • 15.10.2011 14:12
Достижения смоленских аграриев представлены на Всероссийской выставке «Золотая осень»
Показать весь список...

Названия вин и винных коллекций: семиотико-маркетинговый аспект
НАЗВАНИЯ ВИН И ВИННЫХ КОЛЛЕКЦИЙ: СЕМИОТИКО-МАРКЕТИНГОВЫЙ АСПЕКТ

В теории и практике маркетинга сегодня аксиомой является утверждение о том, что название продукта – это один из ключевых факторов его продвижения на рынке. Если обобщить различные подходы к определению назначения названия продукта, можно сказать следующее:
- название продукта – это элемент позиционирования товара, поскольку в названии содержатся и УТП, демонстрирующее потребителю преимущества этого товара перед другими;
- название привлекает внимание потребителя и остается в его памяти, тем самым, побуждая его и к повторной покупке;
- название товара должно что-то обозначать, отсылать к каким-то ассоциациям, культурным традициям, ожиданиям и стереотипам;
Однако, самое главное состоит в том, что название продукта должно помогать продавать его. В противном случае название товара может иметь смысловую нагрузку, но не иметь маркетингового значения.
Каким же образом это возможно? Как название может продавать товар и приносить прибыль компании?
1. Если оно отличается оригинальностью, а, следовательно, привлекает внимание и запоминается. Хотя, как известно, далеко не всякая оригинальность экономически и оправдана и обладает имиджевыми характеристиками.
2. Если оно выражает собой некие важные для потребителя свойства продукта, позиционируя его определенным образом и демонстрируя потребителю свои преимущества.
3. Если название товара соответствует потребительским ожиданиям, стереотипам, установкам, ценностям, поведению и т.д.
Мэтры маркетинга (Дж. Траут и Э. Райс) так характеризуют маркетинговое значение названия: «При всех незначительных отличиях в продуктах многих товарных категорий лучшее название может означать разницу в продажах в миллионы долларов» [1]. Перефразируя можно сказать словами из известного мультфильма: «Как вы лодку назовете, так она и поплывет».
В чем же в таком случае секрет и успех названия? Ответ на этот вопрос может дать такая наука, как семиотика. Применение семиотического подхода к анализу рекламы показало, что в современных условиях перенасыщения рынка похожими и с трудом друг от друга различимыми товарами, возможность их узнаваемости и притягательности связана с тем, что реклама связывает какие-то свойства товара с миром человеческих отношений – успехом в личной жизни, карьерой, решением бытовых проблем и т.д. По сути, название продукта служит тем же целям. Оно наделяет продукт таким значением, которое не существовало в сознании потребителя до этого, т.е. создает новое значение, быть может, виртуальное, но отвечающее (в идеале!) потребностям рынка и запросам потребителя.
Объяснить этот феномен можно с помощью хорошо известного в семиотике так называемого семантического треугольника Огдена и Ричардса. По словам самого Ричардса: «Слово – это не вещь!». Это означает, что связь между символом (словом) и референтом (предметом, который этим словом обозначается) весьма условна. Именно благодаря этому и возможно создание новых значений, не существовавших до этого. Чтобы продемонстрировать эту мысль обратимся к названиям вин и винных коллекций. Например, возьмем следующие названия: «Криковские подвалы», «Жемчужина Крикова», «Легенды Крикова». Понятно, что подвалы, жемчужина и легенды немыслимо понимать в буквальном смысле этого слова. Символ в данном случае соотносится не с подвалами и легендами, а с вином, но при этом отсылает потребителя к определенным предметам, которые в сознании потребителя, в его мысли соединяются с символом и с вином. Задача здесь состоит в том, чтобы подчеркнуть традиционность и, следовательно, качественность виноделия.
Иными словами, благодаря этим сочетаниям в сознании потребителей вина создаются новые значения, которые не существовали ранее и этими значениями наделяется вино, которое к тому же по своим разновидностям идентично – это полусухие и полусладкие вина. Различаются ли эти вина разных коллекций между собой чем-либо принципиально? Оставим вопрос без ответа, пусть он будет риторическим. С точки зрения семиотики, такое различие появляется после того, как каждая из коллекций получает свое название, выполняя тем самым тем маркетинговые функции, которые свойственны (в идеале!) любым названиям любой категории товаров. Аналогичную функцию выполняют различные названия, в сочетании которых встречаются лексемы «букет», «лоза», «монастырь» и т.п., а также страны – производители вина («Болгария», «Молдавия» и т.д.).
Другой аспект названия вин и винных коллекций связан с социокультурными традициями, с языковой картиной мира, которая оказывает влияние на восприятие названий вина. Так, например, популярность бренда «Душа монаха» можно связать как раз именно с этой наивной русской языковой картиной мира. Обращает на себя внимание, что в русской языковой картине мира слово «душа» означает то, что находится внутри, в теле человека, орган позитивных чувств – отзывчивости, сострадательности, это нематериальный феномен, через который человек может ощущать связь с потусторонним миром. «Душа» - это нечто не просто сокровенное, но и то, что связано с личностью человека, с его сущностью, это невидимое средоточие жизни, носитель этических благ, которые ценятся выше, чем материальные. Поэтому человек особенно заботится именно о душе [2]. Все это весьма актуально для русского национального характера и русского менталитета.


Литература:
1. Райс Э., Траут Дж. Позиционирование: битва за узнаваемость. – СПб., 2004.
2. Урысон Е.В. Проблемы исследования языковой картины мира. – М., 2003.


Автор: Д.Н. Баринов
« Вернуться


 Рейтинг@Mail.ru
2003 - 2021 © НДП "Альянс Медиа"
Правила републикации
материалов сайтов
НП "НДП "Альянс Медиа"

Политика конфиденциальности